Экологическая катастрофа в Нижегородской области: история одной аферы

С 2011 года в Нижегородской области рекультивируют три полигона отходов – они токсичные, отравляют природу более тридцати лет. Работы должны были закончить в мае 2020 года, но этого не случилось: местные власти говорят, что нашли новые загрязнения, которые вскрылись в процессе работы.

Однако местные экологи им не верят: по их словам, подрядчик выкачивает не загрязнения, а 7 млрд бюджета в офшоры. И это не обычный «распил», а «хлестаковщина»: глава компании выдает себя за «человека от Патрушева», брата бывшего главы ФСБ, а справиться с государственной бюрократией ему помогает замминистр Минприроды.

Историю о том, как, возможно, в современной России человек придумал себе «могущественного покровителя», получил огромный контракт от государства с помощью партнера-бюрократа и четыре года имитировал ликвидацию экокатастрофы, рассказывает издание «Репортер». Мы выбрали главное для вас из этой истории. Полную версию вы можете прочитать здесь и здесь.

В Нижегородской области к концу мая должны были ликвидировать три полигона промышленных отходов за 7 млрд рублей. Этого не случилось.

«Черная дыра» – химические отходы от заводов, около 72 тысяч кубометров жидких и пастообразных, полимерных и хлорорганических отходов, сваленных в Карстовое озерцо с 1960 по 1980 годы. «Белое море» — действовавший с 1973 года шламонакопитель щелочных отходов площадью 55 гектаров. Полигон твердых бытовых отходов «Игумново» наполнялся 30 лет. 

Рекультивация этих мест была заявлена в 2011 году после того, как Дмитрий Медведев (на тот момент – президент России) увидел свалки. 

Работы начинались сложно: в 2014 году судили директора департамента стратегического развития Дзержинска за злоупотребления в ходе работы над ликвидацией свалок. А в 2015-м посадили подрядчика, управлявшего местной «оошечкой», с которой ранее администрация Дзержинска заключила контракт. Компания «Экорос» вместо проектирования работ по ликвидации трех объектов всю работу вела лишь на бумаге. В марте 2016 года Медведев поручил создать единого подрядчика на все три объекта. Им стал ООО «Газэнергострой — Экологические технологии». Тогда и появился контракт в 7,4 млрд рублей.

Сумма контракта вызывает вопросы: как говорит Олег Митволь, председатель общественного движения «Зеленая альтернатива», бывший заместитель руководителя Росприроднадзора, подобные работы могут стоить 1-1,5 млрд рублей.

Сейчас местные власти говорят, что проблема связана с тем, что на месте обнаружили дополнительно 5,562 куба пастообразных отходов. Сразу исследователи не заметили, что под «дном» озера – еще слой загрязнений.

Местные экологи считают версию властей несостоятельной: современные технологии позволяют оценить размер загрязнений заранее и с высокой точностью. Они предполагают, что цифры выдумываются, а на самом деле там просто ничего не происходит. Экологи также сравнили съемки полигонов: за два года (если работы велись) водоемы должны были уменьшиться гораздо сильнее, чем есть сейчас.

Еще одна проблема – оборудование: как рассказывает Шингаркин, депутат Госдумы VI созыва, учредитель общественного регионального экологического фонда «Гражданин», «фальшивые термолизные реакторы» были смонтированы в цехе обращения с ТКО на космодроме «Восточный». Позже их признали негодными и вернули. Но глава «Газэнергостроя» Сергей Чернин придумал, как их использовать: он вывез негодное оборудование в Прибалтику, где реакторы перекрасили и поставили в Нижегородскую область. Это стоило 1,6 млрд рублей.

Компания-подрядчик

Компанию «Газэнергострой» для работ в Нижегородской области рекомендовала (в числе прочих) Общественная палата, в которой комиссию по экологии и охране окружающей среды возглавлял Сергей Чернин, собственно – президент «Газэнергостроя».

До этого у ООО «Газэнергострой — Экологические технологии» не было ни госконтрактов, ни опыта по ликвидации особо опасных химикатов. На момент принятия решения правительством фирма не имела лицензии на обращение с такого рода ядовитыми отходами, которые содержались в «Черной дыре». Лицензию на утилизацию вредных отходов компания получила только в 2019 году – через три года после заключения госконтракта. 

Структура компании тоже туманна: ее учредитель – фирма «Союзэнерго». А ее учредитель – единственный московский акционер — ООО «Континент», представленный двумя учредителями: «Альянс Проджект Инк» и «Интерэнерго Энтерпрайс корп». Обе фирмы зарегистрированы на Сейшельских островах, то есть в офшорной юрисдикции.

Президента компании Сергея Чернина называют «хлестаковым»: например, он представляется профессором и доктором наук. «Репортер» выяснил, что у него нет соответствующих степеней – в Минобранауки нет таких данных. 

Еще одна любопытная деталь: по словам свидетелей, Чернин ссылается на «могущественных покровителей» – Виктора Платоновича Патрушева, старшего брата Николая Патрушева, секретаря Совета Безопасности, экс-главы ФСБ. Он носит табличку с его именем, которую ставит перед собой на всех заседаниях и совещаниях. Это считают блефом и «хлестаковщиной».

Настоящими «руками» Чернина называют Константина Николаевича Румянцева — нынешнего замминистра Минприроды РФ. Ему 38 лет, в 2005 году он закончил Санкт-Петербургский политехнический университет, работал в представительстве Сахалинской области в Москве, потом – советником департамента экспертного управления Администрации президента, а после – референтом секретариата зампредседателя Правительства России. 

Эту версию выдвигает Максим Шингаркин – депутат Госдумы VI созыва, учредитель общественного регионального экологического фонда «Гражданин»: по словам его источников, «Газэнергострой» стал подрядчиком по очистке другого места – на Байкале благодаря экспертному решению – никто, кроме Румянцева, не мог бы все так оформить «по бумагам», считает Шингаркин, который знаком с логикой бюрократического принятия решений.

Основные выводы:

– Нижегородская область вряд ли в ближайшее время избавится от трех токсичных полигонов, отравляющих природу и людей: губернатор Никитин считает, что «Газэнергострой» достался ему «в наследство», и делать с этим он ничего не может.

– Экологи считают, что можно доказать – подрядчик сэкономил на всем: на оборудовании, на самих работах, а деньги вывел в офшоры. Правоохранительные органы этой историей не интересуются.

– Чтобы получить многомиллиардный госконтракт достаточно иметь «влиятельного покровителя» и партнера, который сможет «чисто» оформить бумаги для государства.

– Принятие решений на государственном уровне основывается не на квалификации, а на «иконостасе» – сколько подписей и одобрения других чиновников у подрядчика есть.

– Почему биография «хлестакова» никого не смутила? Смутила – например, его конкурентов, «ВЭБ-Инжиринг». Но люди, принимающие решения, часто не обладают «чистой» репутацией: например, бывший первый зам главы Росгеологии некогда был Русланом Магомедович Ганижевым, выходцем из ингушского тейпа. После увлекательных приключений в ЮАР, он пошел работать к своему другу – главе «Росгеологии» Роману Панову, с которым они были знакомы по работе в Главном управлении Генерального штаба ВС России (ГРУ). Но сперва он сменил имя и стал Русланом Израиловичем Горрингом. Эта удивительная биография и метаморфоза не мешала ему работать – его характеризуют как ответственного и решительного человека, эффективного управленца. Правда, сняли его с должности из-за неприличного хвастовства на стриме в онлайн-игре, которое попало в интернет. 

– Можно ли все исправить? Да, вероятно, есть люди, которые имеют должную квалификацию и компании, которые обладают всеми ресурсами, чтобы дешевле и быстрее ликвидировать полигоны. Но это также будет стоить больших денег и времени – того, чего и так достаточно потеряли.