Правозащитники нашли ученого Луканина, обвиняемого в госизмене, в СИЗО «Лефортово» – Develop yourself

Правозащитники нашли ученого Луканина, обвиняемого в госизмене, в СИЗО «Лефортово»

Члены Общественной наблюдательной комиссии нашли 65-летнего ученого-физика из Томска Александра Луканина в московском СИЗО «Лефортово». Об этом рассказала в фейсбуке член ОНК Марина Литвинович.

«Мы попросили его к нам прийти, но он отказался, сказав сотруднику СИЗО, что “до разговора с адвокатом он ни с кем общаться не будет”. Я думаю, он не знает, что такое ОНК, поэтому опасается общаться в условиях несвободы с неизвестными ему людьми», — рассказала Литвинович.

Ученого арестовали в Томске. Близкие Луканина не могли найти его в течение четырех дней.

Контекст:

64-летний ученый Александр Луканин работал в Томском политехническом университете (ТПУ), затем устроился в Институт физики прочности и материаловедения СО РАН, где разрабатывал высоковольтные источники питания, после этого уехал работать в Китай.

По данным Telegram-канала Tomskpolit, Луканин недавно приехал в Россию, но после Нового года из-за карантина не смог вернуться в Китай, поэтому он снова устроился в ТПУ. 

Друг ученого Николай Кривопалов сообщил, что Луканина арестовали 29 сентября. В его квартире сотрудники московского управления ФСБ провели обыск. По его словам, после выхода на пенсию, Луканин работал в Китае в Шэньянском университете. «В лаборатории он там работал, занимался высоковольтными источниками питания и искровым разрушением твердых материалов и смежными всякими темами. На самом деле, как мы это понимаем, в этом нет ничего такого, что относилось бы к обороне», — отметил Кривопалов.

Ученого обвиняют в госизмен (статья 275 УК).

Что это значит:

В России наказание по статье о госизмене (275 УК РФ) — от 12 до 20 лет,  штраф — до 500 тыс. рублей. С 1997 по 2017 годы за государственную измену и шпионаж в России осуждены 100 человек. Только 2019 году расследовали или рассматривали еще не менее 22 дел. 

Под статью о госизмене попадают ученые. Часто — из-за совместной работы с иностранными коллегами. В большинстве случаев обвинение находит в материалах государственную тайну — даже если информация бралась из открытых источников, или материалы визировал представитель спецслужб.