Колдунья и ее сын – Develop yourself

Колдунья и ее сын

Исследование ДНК заставило ученых пересмотреть свои взгляды на парное захоронение IX века в Дании. И неожиданно обнаружить сходство между этим погребением и эпизодом одной из исландских родовых саг.

Могила у деревни Гердруп, к северо-востоку от датского города Роскилле (Roskilde), была обнаружена еще в 1981 году. Сейчас находки хранятся в городском музее. Археологи обнаружили скелетные останки мужчины и женщины. Женщина была похоронена в положении лежа на спине, а на ее грудь и ноги были положены тяжелые камни. Обследование костей таза показало, что при жизни она рожала. На поясе у нее был железный нож, а рядом с телом лежала костяная игольница. Рядом с правой ногой женщины находился железный наконечник копья длиной более 35 сантиметров. Тогда это было первым известным науке женским захоронением эпохи викингов, где в качестве погребального инвентаря присутствовало оружие.

Лежавшему параллельно мужчине на момент смерти было 35–40 лет. Его колени были разведены в стороны, а лодыжки пересекались, это позволяет предположить, что его ноги были связаны в лодыжках. Шея мужчины была сломана, вероятно, в результате повешения. Вместе с ним был закопан сильно изношенный железный нож.

Наличие в женском погребении копья навело исследователей на мысли о высоком статусе женщины. Археологи выдвинули гипотезу, что копьем могло символизировать бога Одина, который часто изображался с копьем Гугнир. А повешенного мужчину сочли рабом, принесенным в жертву, чтобы служить своей госпоже после смерти.

Теперь же было проведено исследование ДНК из обоих скелетов. И оно показало, что погребенные на самом деле были матерью и сыном. Поэтому версия о рабе вряд ли правдоподобна. Обстоятельства смерти этой пары остаются неясными, тем не менее исследователи отметили интригующую параллель в одной из исландских родовых саг. Если допустить, что в Дании происходила аналогичная история, то получается, что «копье» на самом деле было жезлом колдуньи, которую казнили вместе с сыном.

«Сага о людях с Песчаного Берега» (Eyrbyggja saga, существует русский перевод, выполненный А. В. Циммерлингом) описывает события примерно с 870 по 1031 год и посвящена, в основном, взаимоотношениям нескольких родов, живших на полуострове Снайфедльснес на западе Исландии, включая в разной мере кровавые конфликты. Среди персонажей этой саги были женщина по имени Катла и ее сын Одд.

Сага рассказывает, как сын «видного мужа» Торбьёрна Толстого по имени Гуннлауг из-за своей любознательности часто бывал на хуторе на Чаечном Склоне, где жила Гейррид, у которой он перенимал «тайные знания». Сыном Гейррид был скальд Торарин Черный, жену которого звали Ауд. «На хуторе Холм поодаль от Чаечного Склона жила вдова по имени Катла; это была красивая женщина, но в народе ее не любили. Сына Катлы звали Одд; он был высок и силен, болтлив и любитель пошуметь, склонен к клевете и зловреден».

Катла смеялась над Гуннлаугом, говоря, что он ходит на Чаечный Склон ради любовных отношений с пожилой Гейррид. Тот отвечал, что ходит не за этим и что Катла сама не так молода, чтобы попрекать Гейррид старостью. Когда Гунналауг возвращался поздним вечером домой, Катла неоднократно предлагала ему переночевать в ее доме, но он неизменно отказывался.

Однажды вечером Гуннлауг не вернулся домой. «Ночью, когда Торбьёрн выглянул наружу, он нашел своего сына Гуннлауга лежащим перед дверьми; он был не в себе. Затем его внесли в дом и стащили с него одежду; плечи его были сплошь в крови, а мышцы ног сошли с кости. Всю зиму он пролежал в ранах, и о его болезни было множество пересудов». В «Саге о людях с Песчаного берега» это не упоминается, но другой источник — «Книга о Заселении Земли» — сообщает, что в итоге Гуннлауг умер от болезни. Одд распустил слух, что это Гейррид навела на своего ученика порчу. Весной 980 года Торбьёрн обвинил Гейррид в том, «что она ведьма и ночами рыщет по округе и навлекла беду на Гуннлауга». При разбирательстве дела на тинге в итоге нужное количество свидетелей дали клятву в невиновности Гейррид и она была оправдана.

Осенью того же года у Торбьёрна Толстого пропал табун лошадей. Он «послал Одда сына Катлы на юг к окрестностям Лавовой Пустоши. Там жил человек по имени Гильс Ведун; он был провидец и ведовством мог распутывать кражи и прочие дела». На вопрос, угнали коней иноземцы или соседи, Гильс Ведун ответил: «Скажи Торбьёрну в точности так, как я говорю тебе. Я думаю, что лошади его недалеко отошли от своих пастбищ. А людей назвать здесь по именам трудно. И лучше лишиться имущества, чем вызвать большую беду».

Торбьёрн с подсказки Одда сделал несколько умозаключений и пришел к выводу, что это Торарин и люди с Чаечного Склона украли его лошадей. Торбьёрн собрал своих людей, отправился к Торарину и потребовал, чтобы на его хуторе устроили обыск. Торарин отказался, так как достоверность обвинений не была доказана. Тогда Торбьёрн, чтобы добиться обыска, созвал так называемый «суд у дверей» (dúradómr), на который приглашались шесть судей со стороны обвинителя и столько же со стороны ответчика.

В этот момент подошла Гейррид и сказала: «Вдвойне верно то, что говорят про тебя, Торарин: у тебя нрав бабы, а не мужчины, раз ты готов терпеть любой срам от Торбьёрна Толстого. И я не знаю, откуда у меня такой сын». Разозленный Торарин со своими людьми напал на судей и Торбьёрна. В схватке погибли двое работников Торбьёрна и один из людей Торарина. Одд, сын Катлы, не получил ни одной раны, так как мать дала ему темно-коричневую накидку, которую оружие не брало. Схватка завершилась, когда «Ауд, хозяйка дома, велела женщинам разнять их, и они набросили одежду на их оружие». После этого Торбьёрн и его люди поехали прочь.

На месте битвы нашли отрубленную руку. Когда Торарин убедился, что это рука его жены Ауд, он бросился в погоню за Торбьёрном. В новом сражении Торарин убил Торбьёрна. Сын Тобьёрна Халльстейн получил опасную рану, и многие их люди были убиты, лишь Одд сумел уйти целым и невредимым.

Гейррид объявила, что руку Ауд отрубил Одд. По ее словам, это подтверждала и сама Ауд, а также Одд похвалялся своим поступком перед друзьями. Тогда Торарин со своими людьми нагрянул в дом Катлы. Но та, завидев их приближение, велела сыну спокойно сидеть рядом с ней на скамье и ничего не говорить. Вошедший Торарин увидел сидящую Катлу, которая мотает пряжу с челнока. На вопрос, где сын, Катла ответила, что Одд уехал, а то бы он не стал прятаться. Люди Торарина осмотрели дом, но никого не нашли и отправились домой.

Но по дороге один из них догадался, что Катла сумела отвести им глаза и что прялкой был на самом деле Одд. Торарин вернулся. Тогда Катла стала с Оддом в сенях и начала расчесывать ему волосы. Вошедшие увидели, что «Катла стоит и играет со своим козлом, подравнивает ему бороду и хохол и вычесывает лохмы». Они вновь ушли, но, проехав некоторое расстояние, поняли, что под обликом козла скрывался Одд, и снова повернули к дому Катлы.

На этот раз Катла вывела Одда во двор и велела лечь рядом с кучей золы. Торарин и его люди стали искать Одда в доме и во дворе, но увидели лишь лежащего у кучи золы борова. Им снова пришлось возвращаться с пустыми руками. По дороге их встретила Гейррид и, узнав о случившимся, сказала, что теперь поедет к Катле вместе с мужчинами.

Катла успела спрятать Одда в тайном подполе, куда вел люк, скрытый под скамьей. Когда Гейррид вошла в дом, она сразу накинула Катле на голову мешок из тюленьей шкуры, а мужчины ее связали. После этого Гейррид указала, где скрыт вход в подпол, Одда нашли и тоже связали.

Катлу с Оддом отвезли на Выпасную Скалу, где Одда повесили, а Катлу забили камнями. Перед смертью она прокляла своих убийц и призналась: «Теперь уже нет нужды скрывать, что именно я навлекла болезнь на Гуннлауга сына Торбьёрна, с которой начались все эти беды».

Мать и сын, похороненные в Дании, жили примерно на век раньше героев саги. Да и судьба их совпадает не полностью. Сын действительно был повешен, а вот мать не была забита камнями. Камни положили на нее уже после смерти. Тем не менее, это единственная хоть сколько-нибудь схожая ситуация, известная в той же культуре.