Василий Верещагин – Develop yourself

Василий Верещагин

26 (14) октября 1842 года родился художник Василий Верещагин.

Личное дело

Василий Васильевич Верещагин (1842 – 1904) родился в Череповце, в дворянской семье. Получив начальное образование дома, был отдан родителями в Александровский малолетний кадетский корпус. Учился усердно и в 1853 году был переведен в Петербургский морской кадетский корпус. Во время учебных плаваний на фрегате «Камчатка» и других кораблях Верещагин посетил Данию, Францию и Англию. Учебу он закончил с отличием (был первым среди своего курса), но тут же подал прошение об отставке, наотрез отказавшись от карьеры морского офицера. Еще кадетом Василий Верещагин начал посещать занятия в Рисовальной школе петербургского Общества поощрения художеств. Живопись его увлекла, а преподаватели отметили его дарование. В результате юноша выбрал профессию художника.

Отец был разгневан этим поступком и отказался помогать сыну деньгами. Но юношу не напугали трудности. В 1860 году он поступил в Академию художеств, где работал под руководством А. Т. Маркова и А. Е. Бейдемана. В 1863 году получил малую серебряную медаль за картину «Избиение женихов Пенелопы возвратившимся Улиссом» и похвалу академии за композицию. Однако скоро он уничтожил картину и покинул Академию. Художник отправился на Кавказ, чтобы «на свободе и просторе на интересных предметах учиться». Сделал много рисунков с изображениями народных типов, бытовых сцен и пейзажей Кавказа.

Василий Васильевич решил углубить свое художественное образование и отправился в Парижскую академию художеств, где занимался в мастерской Жана Жерома. В 1867 году по приглашению туркестанского генерал-губернатора Кауфмана Верещагин едет в Туркестан, где постоянно происходят военные действия. Приехав в Самарканд после взятия его русскими войсками 2 мая 1868 года, Верещагин получил боевое крещение, выдержав с горстью русских воинов тяжелую осаду этого города войсками бухарского эмира. За проявленную при обороне храбрость он был удостоен Военного ордена Святого Георгия четвертой степени.

Вернувшись в Петербург, Верещагин принял участие в академической «Туркестанской выставке». Помимо его картин и рисунков там были представлены зоологическая и геологическая коллекции, собранные в Туркестане русскими учеными. Чтобы завершить «Туркестанскую серию», Верещагин вновь решил отправиться в Среднюю Азию. Летом 1869 года он путешествовал по Семиреченскому краю и вдоль границы с Китаем, участвовал в военной вылазке в Кульджинское ханство. С китайской границы возвратился в Ташкент и уехал в Петербург в конце 1870 года. Из второй поездки художник привез примерно 70 рисунков и свыше 80 этюдов маслом.

Не задерживаясь в Петербурге, Верещагин направляется в Мюнхен, где в течение трех лет (1871-1873) напряженно работает над картинами «Туркестанской серии», которые потом сделают его знаменитым. Помимо картин, посвященных войне, Верещагин создал целый ряд жанровых полотен: «Богатый киргизский охотник с соколом», «Продажа ребенка-невольника», «Самаркандский зиндан (подземная тюрьма)», «Опиумоеды», «Нищие в Самарканде», «Мулла Рахим и мулла Керим по дороге на базар ссорятся», «Узбекская женщина в Ташкенте». Самым знаменитым из этих произведений стала картина «Двери Тамерлана».

Первая выставка картин «Туркестанской серии» состоялась в Лондоне, в Хрустальном дворце. Весной 1874 года Верещагин устроил выставку в Петербурге. Желая сделать ее доступной, художник установил бесплатный вход на выставку в течение нескольких дней в неделю. Каталог экспозиции стоил пять копеек. Экспозиция опять имела огромный успех, вызвала оживленные отклики, в Петербурге было продано тридцать тысяч каталогов. И. H. Крамской писал о выставке: «Все вещи высокого художественного уровня. Я не знаю, есть ли в настоящее время художник, ему равный не только у нас, но и за границей. Это нечто удивительное». Правительство не стало покупать картины Верещагина, но почти всю коллекцию купил Третьяков.

Не дожидаясь окончания выставки, художник уехал в Индию, где провел два года, посетив также Тибет. Среди его индийских работ: «Буддийский храм в Дарджилинге», «Ледник на дороге из Кашмира в Ладак», «Мавзолей Тадж-Махал в Агре», «Гробница шейха Селима Чишти в Фатехпур-Сикри», «Моти Масджид («Жемчужная мечеть») в Агре». Верещагин задумал большой цикл картин, посвященный истории захвата Индии британцами. Однако он успел закончить лишь несколько картин, например, «Процессию английских и туземных властей в Джейпуре».

В конце марта – начале апреля 1876 года Верещагин вернулся в Париж, где устроил свою мастерскую. Получив известие о начале русско-турецкой войны, он немедленно отправился на фронт. Верещагина причислили к составу адъютантов главнокомандующего Дунайской армией с правом свободного передвижения по войскам, но без казенного содержания.

Верещагин не ограничивается наблюдениями из Главной квартиры, но и совершает с войсками поход до Дуная, а затем вместе с товарищем своим по курсу Морского кадетского корпуса лейтенантом Н. Л. Скрыдловым участвует на лодке «Шутка» в атаке на турецкий монитор. Оправившись от раны, полученной в этом деле, Верещагин поспешил к Плевне, которую тогда штурмовали русские войска, оттуда со Скобелевым – к Шипке и с отрядом генерала Струкова – в  к Андрианополю. После окончания боевых действий Верещагин, отказавшись от золотой шпаги, которой его хотело наградить командование, уезжает в Париж работать на картинами. В 1880 и 1883 годах эта серия была выставлена в Петербурге.

 В 1882-1883 годах он снова путешествовал по Индии, так как материалы, собранные в результате первой поездки, показались ему недостаточными. Затем художник продолжил жить в Париже, время от времени отправляясь в путешествия. В 1884 году он поехал в Сирию и Палестину. Так возникает «Палестинская серия», состоящая как из этюдов и картин этнографического характера («Стена Соломона», «В Иерусалиме. Царские гробницы»), так и из картин на евангельские сюжеты («Святое Семейство», «Воскресение Христово»).

В дальнейшем Верещагин совершил еще ряд поездок. В 1888 – 1889 и 1902 годах он побывал в США, в 1901 – на Филиппинах, в 1902 – на Кубе.

В 1890 – 1891 годах художник возвратился в Россию. На окраине Москвы он построил дом с мастерской и поселился в нем. Много путешествовал по стране. С 1887 по 1901 год Верещагин работал над серией картин, посвященных Отечественной войне 1812 года.

В 1903 году, благодаря содействию барона Розена, российского посла в Японии, Верещагину удалось побывать в этой стране. Он сделал немало зарисовок местных достопримечательностей, памятников архитектуры, пейзажей, портретов. Но отношения между Россией и Японией накалялись, и посольские чиновники рекомендовали Верещагину покинуть страну. О нападении японцев на Порт-Артур он узнал уже в дороге. Добравшись до столицы, Верещагин поспешил получить разрешение на поездку в действующую армию. В Порт-Артуре он посещал оборонительные позиции, выходил в море на сторожевых кораблях и делал наброски к будущим картинам.

Василий Верещагин погиб 31 марта 1904 года. Он вместе с адмиралом Макаровым находился на мостике броненосца «Петропавловск», когда тот, выйдя на внешний рейд Порт-Артура, подорвался на мине и затонул.

 

Чем знаменит

 
Василий Верещагин

Наибольшую известность художнику принесли картины, изображающие войну. Большинство из них относится к трем серия, посвященным военным действиям в Средней Азии, русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов и отечественной войне 1812 года. О работах Верещагина писали: «Нет в его картинах ни победно шумящих знамен, ни сверкающих штыков, ни блестящих эскадронов, несущихся на пылающие огнем батареи, не видно торжественных шествий, поднесения трофеев, ключей и пр. Вся та парадная, увлекательная обстановка, которую человечество измыслило для прикрытия пагубнейшего из своих деяний, чужда кисти г. Верещагина; перед вами голая действительность». Но официальным военным кругам такое изображение войны понравиться не могло. После первой, «туркестанской», выставки император лично высказал свое неудовольствие картиной «Забытый». Художника обвиняли в непатриотичности и «оклеветании русской армии». Цензура запретила издание репродукций картин Верещагина. Тяжело переживая несправедливые обвинения, Верещагин в состоянии нервного припадка уничтожил три картины: «Забытый», «У крепостной стены. Вошли!», «Окружили – преследуют…». 

История повторилась после русско-турецкой войны. Художника обвиняли в том, что он якобы выражает в своих произведениях «турецкую точку зрения», сочувствует турецкой армии, умышленно дискредитирует русское войско. Высказывались предложения лишить художника георгиевского креста. Полемика вокруг картин Верещагина шла не только в печати, они активно обсуждались в домах, в клубах, в театрах во время антрактов и даже прямо на улицах. Его картины повлияли на зарождавшееся международное антивоенное движение.

Верещагин часто объединял свои картины в серии, имеющие законченный сюжет. Одна из серий, посвященная обороне Самарканда состояла из картин: «У крепостной стены. Пусть войдут!», «У крепостной стены. Вошли!», «Смертельно раненный» и «Забытый». Оборона Шипки представлена циклом: «Землянки на Шипке», «Батареи на Шипке», «На Шипке все спокойно», «Шипка-Шейново». Среди картин о войне 1812 года выделяются циклы о пребывании французской армии в Москве, бегстве французов из России, партизанской войне.

 

О чем надо знать

Противоположные оценки творчества Верещанина высказывались и после смерти художника. Невысоко оценивал его талант Александр Бенуа, который писал: «Разумеется, картины Верещагина обозначали шаг вперед в смысле солнца, света и воздуха, но обозначали, скорее, какой-то научный, а не художественный шаг вперед. Так же точно успехи красочной фотографии нельзя было бы обсуждать в истории живописи. Верещагин, как исследователь, ученый, этнограф, путешественник, репортер, имеет большое значение. Но так же, как нельзя назвать Ливингстона или Пржевальского поэтами, хотя бы их описания были бы сделаны с величайшей точностью, так точно и Верещагина нельзя считать истинным художником за то, что он высмотрел с громадным трудом и упорством, под всеми широтами света более верные, нежели у своих предшественников, краски. Из обозрения его картин видно, что эти открытые им новые краски не радовали его своей прелестью, не восхищали его, что он всегда и всюду оставался тем же холодным исследователем, если чем любующимся, то только самим собой, своим усердием, своей неустрашимостью и неутомимостью. Нельзя даже сказать, что его этюды Индии и Средней Азии, очень верные и точные, яркие и светлые, имели бы влияние на развитие русской пейзажной живописи. Для этого они были слишком чужды настоящим художникам, они были для них столь же поучительны, как анатомические атласы, гербарии или фотографии. В них отсутствуют нерв, трепет, восторг: это сухие географические и этнографические документы. Так же точно и батальные картины Верещагина. Они трагичны тем, что в них рассказано, но не тем, как это рассказано. Заслуга Верещагина перед человечеством, как повествователя, очень верного и остроумного, проницательного и сведущего о таком важном деле, как война, огромна, но заслуга этого храброго, до безумия неустрашимого репортера, этого холодного, бездушного и бессердечного протоколиста, никогда не проникавшего в самую глубь явлений и даже не подозревавшего о существовании такой глубины, заслуга его перед искусством, стремящимся как раз найти в загадочной значительности форм разгадку высших тайн, равняется нулю. Верещагин не был никогда художником, но вся его неутомимая, бескорыстная, беззаветно преданная науке и “видимой правде” личность не лишена известной грандиозности и принадлежит к самому значительному и достойному, что в этом роде дала Россия».

 

Прямая речь

«Я всю жизнь любил солнце и хотел писать солнце. И после того, как пришлось изведать войну и сказать о ней свое слово, я обрадовался, что вновь могу посвятить себя солнцу. Но фурия войны вновь и вновь преследует меня».

«Передо мною, как перед художником, война, и я ее бью, сколько у меня есть сил; сильны ли, действенны ли мои удары – это другой вопрос, вопрос моего таланта, но я бью с размаху и без пощады».

«Одни распространяют идею мира своим увлекательным словом, другие выставляют в ее защиту разные аргументы — религиозные, политические, экономические, а я проповедую то же посредством красок».

«Выполнить цель, которой я задался – дать обществу картину настоящей неподдельной войны нельзя, глядя на сражение в бинокль из прекрасного далека, а нужно самому все прочувствовать и проделать, участвовать в атаках, штурмах, победах, поражениях, испытать голод, болезни, раны. Нужно не бояться жертвовать своей кровью, своим мясом, иначе картины мои будут не то».

В. В. Верещагин

Плачь и молись, отчизна-мать!

Молись! Стенания детей,

Погибших за тебя среди глухих степей,

Вспомянyтся чрез много лет,

В день грозных бед…

Всеволод Гаршин «На первой выставке картин Верещагина»

«Весь мир содрогнулся при вести о трагической гибели В. Верещагина, и друзья мира с сердечной болью говорят: “ушел в могилу один из самых горячих поборников идеи мира”. Макарова оплакивает вся Россия; Верещагина оплакивает весь мир».           Санкт-Петербургские ведомости, 1904. № 94. 8 апреля.

«Мы, пацифисты, с глубочайшей скорбью оплакиваем смерть миролюбивого художника Верещагина. Так же, как и Толстой, который ведет пропаганду мира силой слова, наш Верещагин кистью старался показать людям, что война – самая ужасная, самая нелепая вещь на свете. <…> И когда разразилась японо-русская война, именно с этой целью он направился на поле брани. Он был гостем адмирала Макарова на флагманском корабле, и тут его неожиданно настигла беда. Но как величественна его смерть! Он не искал военных наград, он хотел показать людям трагедию и глупость войны, и сам пал ее жертвой. Он пожертвовал своей жизнью ради призвания».   Кайдзан Накадзато, японский писатель, статья в газете «Хэймин симбун».

 

10 фактов о Василии Верещагине

  • Во Франции Верещагин познакомился с художником-баталистом Мейссонье. Тот рассказывал о работе над картиной «Наполеон в 1814 году». Художник, чтобы писать с натуры разбитую войной дорогу, покрыл специальную платформу слоем глины, несколько раз провез по ней бутафорскую пушку на колесах, подковой сделал следы лошадиных ног, посыпал все мукой и солью, чтобы создать впечатление блестящего снега. «А как вы решаете такие проблемы, мсье Верещагин?» – спросил он. «У меня нет таких проблем, – ответил Верещагин. – У нас в России в мирное время достаточно выехать на любую дорогу, и она окажется изрытой и непроезжей как после битвы».
  • Композитор Модест Мусоргский сочинил балладу «Забытый» на тему одной из картин Верещагина.
  • В 1874 году Императорская академия художеств присвоила Верещагину звание профессора. В ответ он прислал редактору газеты «Голос» из Бомбея письмо: «Прошу дать место в вашей уважаемой газете двум строкам моего за сим следующего заявления: Известясь о том, что императорская Академия художеств произвела меня в профессора, я, считая все чины и отличия в искусстве безусловно вредными, начисто отказываюсь от этого звания. В. Верещагин». После этого он был исключен из Академии художеств.
  • Герой романа Драйзера «Гений» художник Юджин испытал сильное влияние Верещагина. «Во всей его дальнейшей жизни имя Верещагина продолжало служить огромным стимулом для его воображения. Если стоит быть художником, то только таким».
  • Фельдмаршал Мольтке, побывав на выставке картин Верещагина в Берлине в 1882 году, отдал приказ, воспрещающий чинам германской армии посещать эту выставку. Такое же запрещение было отдано австрийским военным министром, отклонившим предложение Верещагина предоставить чинам гарнизона бесплатный доступ на выставку картин в Вене в 1881 году.
  • Некаконичность в изображении евангельских сюжетов на картинах «Палестинской серии»  вызвала возмущение католической церкви. Представители духовенства выступили в прессе с критикой Верещанина, а один монах на венской выставке облил его картины кислотой.
  • В 1884 – 1885 годах Верещагин работал над «Трилогией казней», в которой он хотел выразить свое осуждение смертной казни. В трилогию вошли «Распятие на кресте во время владычества римлян», «Казнь заговорщиков в России» и «Подавление индийского восстания англичанами».
  • В. В. Верещагин написал около двадцати книг: «Очерки путешествия в Гималаи», «На Северной Двине. По деревянным церквам», «Духоборы и молокане в Закавказье», «На войне в Азии и Европе», «Литератор», статьи «Реализм» и «О прогрессе в искусстве».
  • Одна из сцен фильма «Турецкий гамбит», действие которого происходит во время русско-турецкой войны, воспроизводит картину Верещагина «Побежденные. Панихида по убитым».
  • Старший брат художника Николай Верещагин, организатор первых русских сыроварных и маслодельных артелей, прославился как создатель «вологодского масла».

 

Материалы о Василии Верещагине

Статья о Василии Верещагине в Википедии

Сайт, посвященный художнику

Василий Верещагин (материалы и публикации)

Произведения Верещагина в «Библиотеке Мошкова»

Кудря А. И. Верещагин

Кожевникова И. Верещагин и Япония//Проблемы Дальнего Востока. – 1987. – №1

Жизнь и смерть Василия Верещагина