Надя Рушева

31 января 1952 года родилась Надя Рушева, художник-график.

 

Личное дело

 

Найдан (Надя) Николаевна Рушева (1952—1969) родилась в Улан-Баторе (Монголия) в семье театрального художника Николая Рушева и первой тувинской балерины Натальи Ажикмаа-Рушевой. Спустя несколько месяцев семья переехала в Москву.

Родители художницы познакомились в тувинском Кызыле, оба работали в местном музыкально-драматическом театре. В 1950 году их направили в Монголию, где Наталья была педагогом-балетмейстером, а Николай, как и прежде, создавал декорации к спектаклям. После переезда в Москву они устроились на телевидение, Николай — художником в редакции театральных постановок, Наталья — в производственную лабораторию телецентра.

Их дочь Надя в пять лет начала самостоятельно рисовать. Она рассказывала, что «сначала были рисунки к сказкам Пушкина. Папа читал, а я рисовала в это время — просто то, что я сейчас, в данный момент чувствую, свое отношение к этой вещи. Потом, когда сама научилась читать, делала [иллюстрации] к «Медному всаднику», «Повестям Белкина», к «Евгению Онегину»».

В семь лет начала рисовать регулярно, занимаясь после уроков. Тогда же за один вечер создала 36 иллюстраций к «Сказке о царе Салтане», пока отец читал вслух эту сказку.

К двенадцати годам юная художница помимо графитного карандаша освоила тонкое перо, фломастер, цветной карандаш, пастель, создав более пяти тысяч рисунков. Тематика ее работ уже в то время была чрезвычайно разнообразна: это и прославленная конькобежка Лидия Скобликова, и космонавты на неизведанной планете, и маленькие лебеди (после первого посещения Большого театра), и эллины (по истории она проходила древних греков), и прославившие ее литературные иллюстрации.

Тогда же у Рушевой (1964) открылась ее первая выставка, организованная журналом «Юность».

В следующие пять лет прошли еще пятнадцать персональных выставок юной художницы в Москве, Ленинграде, а также за границей — в Польше, Чехословакии, Румынии, Индии. В 1965 году она проиллюстрировала повесть Эдуарда Пашнева «Ньютоново яблоко», вышедшую в журнале «Юность».

Впоследствии создала иллюстрации к романам «Война и мир» и «Мастер и Маргарита», ее считали выдающимся книжным графиком, хотя сама Надя говорила, что хочет стать художником-мультипликатором.

В школе участвовала в самодеятельности, была капитаном команды КВН, работала над выпусками стенгазеты. Также много читала, посещала музеи в Москве и Ленинграде, ходила с родителями в театры. Строила большие планы художественной работы.

«»Мастера и Маргариту» я завершила. «Войну и мир» — тоже. «Биографию Пушкина», пожалуй, тоже… Буду продолжать Лермонтова, Некрасова, Блока, Есенина, Грина… И, конечно, Шекспира! Но, папочка! Принеси мне сегодня из библиотеки «Дон-Кихота»: вижу новый цикл!» — говорила 17-летняя художница своему отцу.

В феврале-марте 1969 года вместе с отцом Надя в очередной раз побывала в Ленинграде, где у нее завершалась выставка, посвященная Пушкину. Местные документалисты сняли о художнице зарисовку, посвященную «Пушкиниане».

На следующий день после возвращения в Москву, 6 марта 1969 года Надя Рушева погибла — во время сборов в школу у нее разорвался поврежденный сосуд головного мозга, врачи не смогли ее спасти.

 

 
Надя Рушева

Чем знаменита

График-вундеркинд, чья первая выставка рисунков прошла в возрасте 12 лет. Широко известны легкие, простые и изящные иллюстрации Рушевой к пушкинским произведениям, в том числе «Евгению Онегину», романам «Война и мир» Льва Толстого, «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова, серия иллюстраций к «Маленькому принцу» Антуана де Сент-Экзюпери. Всего Надя проиллюстрировала произведения 50 авторов. Несмотря на трагическую гибель художницы в 17 лет, она оставила после себя большое наследие — около 12 тысяч работ.

 

О чем надо знать

Вдова Булгакова Елена Сергеевна, явившаяся прообразом Маргариты (как сам Булгаков — Мастера), высоко оценила иллюстрации к роману «Мастер и Маргарита», сделанные Надей Рушевой.

«Волею судьбы первым лежал большой вертикальный портрет, рисунок фломастером на розовой бумаге, образ Маргариты во время первой встречи ее с Мастером: «Вам не нравятся желтые цветы?»

Минута затаенного молчания… Все поглядывают на Елену Сергеевну и с удивлением убеждаются, что ясновидящая Надя интуитивно передала полное сходство с нею. Медленно и тихо Елена Сергеевна произнесла: «Это изумительно!»» — рассказывал отец художницы.

О другом рисунке («Прощайте! Мастер и Маргарита. Остались одни, смотрят на удаляющихся») Елена Булгакова говорила: «Чудно! Какие лица! Неземное счастье! Вечный покой… Какая акварельность… Мне пишет одна женщина из США — ей это непонятно, что это такое. А вот девочка в 16 лет прекрасно все поняла. И не только поняла, но и изобразила. Не могу расстаться, душа взволновалась…».

Вдова Булгакова познакомилась с родителями Рушевой и увидела иллюстрации к роману через несколько месяцев после смерти Нади.

 

Прямая речь:

О рисовании и книгах (интервью студенту ВГИКа, февраль 1969): «Рисовать — просто потребность такая… Раньше можно было каждый день рисовать, это уже как-то в привычку вошло… А сейчас, конечно, школа заедает — все 90% времени. Когда приходишь, решаешь что-нибудь, задачку или еще что-нибудь, пишешь и видишь, что у тебя на столе бумажка лежит, и так охота забросить подальше все эти учебники и рисовать, рисовать, сколько хочешь и что хочешь!.. Хорошо, когда рисуешь, что хочешь. Вот когда уже начинаешь что-нибудь по заданию, то всегда становится что-нибудь не так. Ну и вообще, каждая вещь, которая делается по заданию, она уже из души вон. Как у нас было по литературе, с Грибоедовым «Горе от ума». Прочитала я ее летом. …У меня, конечно, там свое особое впечатление сложилось о ней, и совсем не так думаю о Чацком, о Софье. А когда мы в школе начали это проходить и нам стали вбивать, что Чацкий — это выразитель дум и веяний декабристов, и Чацкий начинает новый век, и в этом все его значение, и весь его ум, и Софья там такая-сякая, и Молчалин-карьерист, ну как-то… Еще и сочинение надо было писать на эту тему, и писать вот именно то, что нам долбили. В общем, было неприятно».

Сон художницы (там же): «Я как-то начиталась литературы туристской, по Италии, там: путешествие по Италии, по Венеции… И вот мне приснился на этом основании сон. Будто бы проходит наша ежемесячная классная уборка: девчонки там все пришли, ведра стоят с водой, мыло тряпки. В общем, работа идет полным ходом. А работа происходит на лестнице гигантов, которая находится во Флоренции и почему-то там, наверху, вместо этих гигантов, там стоит микеланджеловский Давид, который находится во Флоренции. Ну, это нас нисколько не поражает, и мы продолжаем там это все убирать: чистим пыль, скребем эти огромные ступеньки. А сам Давид, как выяснилось, хотя он выглядит в общем беломраморным, но при ближайшем рассмотрении видно, что он состоит весь из козинака. Вот мы тоже с него пыль счищаем, а сами его тихонечко грызем (смеется), особенно его ноги — они у него такие, в общем, ближе к нам… Мы их едим тихонечко, ну так, чтобы начальство, конечно, не увидало. А я взобралась на стремянку к самой его голове и смотрю — у него такая пасть приоткрытая и клыки торчат еще из орехов (смеется). Хотя у скульптуры у самой там, конечно, все наоборот: такое суровое выражение лица. У меня вдруг такое чувство шальное взялось, я ему — раз! — и положила палец в рот. А он меня укусил! (смеется) Да, Давид укусил меня!».

О потерях (отец художницы, февраль 1969): «19 часов. Как и уговорились, я дождался дочку у касс Русского музея. Она сразу заметила, что я огорчен: на душе у меня было горько от пропажи на выставке лучших композиций Нади «Письмо Татьяны» и «»Пляж в Царицыне» (1966 год; на цветных фонах цветными фломастерами и пастелью).

От площади Искусств мы пошли на Невский ужинать в кафе «Дружба», и всю дорогу дочка утешала меня. Но я напомнил ей, что «Пляж в Царицине» был особо отмечен (и с пожеланием иметь) академиком А.А. Сидоровым, а в «Письме» я впервые увидел Татьяну в ее девичьем возрасте! Ибо все мастера (Репин, Зичи и др.) рисовали ее этакой дамочкой в 28 лет, которая уже прекрасно знает, что последует за такое письмо. А ведь милая Таня Ларина была в смятении: «Посылать или нет?» — «… Я плакать, я рыдать готова…» Вот ведь как у Пушкина!

— И на твоем рисунке Татьяне 16 лет? Представляю, как огорчится пропажей рисунков и наша мама, — заключил я. Но дочка загадочно улыбнулась…

— Все-таки я вас разутешу, как в сказке курочка Ряба: «Не плачь дед, не плачь, бабушка, я снесу вам новое яичко и не простое, а золотое…» Нарисую по памяти «Письмо Татьяны» и «Пляж»».

 

8 фактов о Наде Рушевой

  • Имя Найдан на монгольском означает «вечно живущая».
  • Она не ходила в художественную школу — отец боялся разрушить дар девочки, и решил не учить ее академическому рисованию. Надя редко рисовала с натуры, не любила и не умела этого делать. Все образы рождались в ее воображении.
  • После прочтения «Анны Карениной» Рушева создала зарисовки балета на тему этого произведения. Такой балет был поставлен уже после смерти художницы, солировала в нем Майя Плисецкая.
  • Свои рисунки Надя создавала без эскизов и никогда не пользовалась ластиком, говорила: «Я их заранее вижу… Они проступают на бумаге, как водяные знаки, и мне остается их чем-нибудь обвести».
  • Многие ее рисунки хранятся в музее Льва Толстого в Москве, в музее-филиале имени Нади Рушевой в Кызыле, в Пушкинском доме в Петербурге, Государственном музее А. С. Пушкина и других собраниях. Помимо музея в Кызыле работает музей Нади Рушевой в Москве, он находится в здании школы №1466, которая носит имя художницы.
  • Надя Рушева похоронена на Покровском кладбище в Москве. На могильной плите воспроизведен ее рисунок «Кентавренок».
  • На Ереванской улице в Москве открыт парк «Надежда» в честь художницы (около школы, где располагается ее музей). В парке также стоит фигура кентавренка.
  • После смерти Нади ее родители посвятили себя сохранению ее творчества и тому, чтобы память о ней не угасла. Ее отец Николай Рушев составил книгу воспоминаний о юной художнице.

 

Материалы о Наде Рушевой:

Страница в Википедии

Сайт, посвященный художнице, Rusheva.org.ua

Биография на Factruz.ru

Факты о художнице на Izbrannoe.com