Священномученик Михаил Лекторский

Михаил Лекторский — сын кубанского священника. Поступил и успешно закончил курс Ставропольской духовной семинарии со званием студента в 1892 году, ему тогда было 20 лет. Женился, в семье родилось четверо детей. Рукоположен преосвященным Евгением и определен на дьяконо-учительское место в станицу Динскую, где состоял учителем одноклассной церковно-приходской школы.

В августе 1893 года был рукоположен во иереи и определен в село Благодатное, где состоял заведующим и законоучителем одноклассной церковноприходской школы до февраля 1896 года. Позже, согласно прошению переведен в станину Воронежскую, где состоял заведующим и законоучителем двухклассного мужского и одноклассного женского министерских училищ. С 13 мая 1906 года перемещен согласно прошению к Андреевской церкви станицы Новотиторовской. Состоял настоятелем местной приходской церкви и был духовником окружного духовенства второго округа с 5 апреля 1913 года.

Протоиерей Михаил Лекторский за пастырское усердие был отмечен следующими наградами: набедренником в 1900 году, скуфьей в 1905 году. Отец Михаил также имел архипастырское благословение с выдачей грамоты по представлению училищного Совета за труды я заботы по открытию библиотеки-читальни при церковноприходской школе на изысканные и местные средства 1908 года. В 1910 году 6 мая он получает в награду камилавку.

Отец Михаил принимал участие в первой всеобщей переписи населения Российской империи в качестве заведующего переписным участком, за что был удостоен Его Императорского Величества благодарности, в чем имел уведомление Министра внутренних дел от 1 августа 1897 года № 6644 и бронзовую медаль со свидетельством от 29 августа 1897 года.

В ночь с 25 на 26 сентября 1921 года в станице Новотиторовской первой кавбригадой Чонгарской кавдивизии Буденного протоиерей Михаил Лекторский был арестован по обвинению в контрреволюционной агитации и привезен со многими арестованными казаками в станицу Брюховецкую, в особый отдел 9-ой большевистской армии. Здесь полтора месяца заключенные жили в нечеловеческих условиях, спали на соломе и были изъедены блохами и вшами, так что случайно увидевший о. Михаила, которому в тот момент было всего 49 лет, нашли его крайне исхудавшим, еле ходившим стариком. Приговор тройки особого отдела кавдивизии Буденного был коротким — расстрел.

Когда группу заложников из 40 человек раздели до исподнего, казаки стали просить: «Батюшка, поисповедуй нас!». Батюшка исповедал и отпустил их грехи, сказав: «А кровью вы приобщитесь своею, и теперь простите меня, в чем я повинен». Когда же он стал служить молебен, их стали бить прикладами, особенно сильно били о. Михаила. Затем связали им руки, бросили в телеги и повезли за станицу в глиняный карьер. Лежавший с о Михаилом казак Мамонтов сумел развязать себе руки и развязал их о. Михаилу. «А теперь давай бежать» — шепнул казак. Но батюшка ответил: «Благословляю тебя бежать, а я уже не в силах». Казак бежал. Когда большевики среди приговоренных к расстрелу нашли развязанными руки только у священника, подвергли его страшным истязаниям. Его пытали, кололи глаза, нос и губы и изнемогающего спросили: » Скажи, патлатый поп, что нет Бога«. Но о. Михаил произнес: «Бог был, есть и будет».

27 октября 1921 года в 10 часов вечера всех заложников расстреляли, и среди горы трупов выделялось своим изуродованным видом тело о. Михаила. Были люди, которые это все видели.