Иллюзии человеческого мозга. Почему мы все неисправимые оптимисты — Развивай себя

Издательства «КоЛибри» и «Азбука-Аттикус» представляют книгу Тали Шарот «Иллюзии человеческого мозга. Почему мы все неисправимые оптимисты» (перевод Ольги Строгановой).
Как мозг порождает надежду? Каким образом он побуждает нас двигаться вперед? Отличается ли мозг оптимиста от мозга пессимиста? Все мы склонны представлять будущее, в котором нас ждут профессиональный успех, прекрасные отношения с близкими, финансовая стабильность и крепкое здоровье. Один из самых выдающихся нейробиологов современности Тали Шарот раскрывает всю суть нашего стремления переоценивать шансы позитивных событий и недооценивать риск неприятностей.
«В этой книге описывается самый большой обман, на который способен человеческий мозг, — склонность к оптимизму. Вы узнаете, когда эта предрасположенность полезна, а когда вредна, и получите доказательства, что умеренно оптимистичные иллюзии могут поддерживать внутреннее благополучие человека. Особое внимание я уделю специальной структуре мозга, которая позволяет необоснованному оптимизму рождаться и влиять на наше восприятие и поведение. Чтобы понять феномен склонности к оптимизму, нам в первую очередь необходимо проследить, как и почему мозг человека создает иллюзии реальности».
Предлагаем прочитать фрагмент одной из глав книги.

Чем пятница лучше воскресенья?
Ценность предвкушения и цена страха
119,5 с@00000екунды. Столько времени требуется, чтобы налить и подать идеальную пинту «Гиннесса». Бокал держат у пивного крана под углом в 45°. Затем знаменитые два этапа: бокал наполняют на три четверти объема и ставят в сторону, чтобы пиво отстоялось. Когда все пузырьки поднимутся наверх, создав густую шапку, напиток доливают. Ритуал наполнения бокала восходит к тем давним временам, когда темное ирландское пиво наливали прямо из бочки. Бармен обычно заранее наполнял бокалы выдержанным стаутом на три четверти. Когда посетитель заходил, чтобы заказать пинту пива, бармен доливал бокал молодым стаутом, который давал пенную шапку. В наши дни пинта «Гиннесса» уже не является смесью выдержанного и молодого стаутов, но традиция наливать в два этапа сохраняется. Это практически обязательно. Компания Guinness учредила программу обучения «Идеальная пинта», которая гарантирует, что в любом месте мира, где подают «Гиннесс», используется техника налива в два этапа. Неужели особая техника не сгинула во времени только потому, что так получается пенная шапка толщиной от трети до половины дюйма, которая не переливается через край? Конечно нет. Осторожное 119,5-секундное наполнение бокала создает нечто куда более важное, то, что некоторые считают самым существенным элементом впечатления от «Гиннесса», — время на предвкушение.
В ноябре 1994 года, изображая возбужденного человека, который ждет, когда осядет холодное пиво, компания Guinness создала один из своих самых успешных рекламных роликов. В «Предвкушении» (так назывался тот ролик) мы видим танцующего в ажитации клиента, пока бармен готовит ему пинту. Реклама шла всего минуту, но эти 60 секунд плюс последовавшая кампания (знаменитый слоган «Хорошее получают те, кто умеет ждать») произвели нужный эффект. Продажи стремительно пошли вверх, а узнаваемость марки подскочила до небес.

Ценность предвкушения
Маркетологи Guinness использовали важнейшую особенность человеческой натуры, которой мы частенько не придаем должного значения, — радость предвкушения. Иной раз ожидание приятного события доставляет больше удовольствия, чем его реальное переживание. Подумайте, как вы были счастливы, часами фантазируя о предстоящем отпуске: ведь расходы окупились прежде, чем вы сели в самолет! Или вспомните радостное волнение при подготовке к желанному свиданию — что только не крутится в нашей голове! А что насчет детского восторга, когда до Хэллоуина или дня рождения еще несколько недель? О подъеме настроения перед воссоединением с любимыми и говорить не стоит… Продолжать можно бесконечно.
Несмотря на то что всем знакома радость ожидания, мы редко полностью осознаем ее ценность в момент принятия решения. Вряд ли кто из нас когда-нибудь говорил: «Хорошо, если прибавить недели удовольствия от предвкушения поездки в Венецию, то, конечно, тысяча долларов совсем недорого за выходные в другой стране». Пусть люди и не проговаривают про себя, что предвкушение хорошего — само по себе удовольствие, наши поступки свидетельствуют о том, что мы это чувствуем. Рассмотрите такую ситуацию: близкий человек решил подарить вам на день рождения билеты на концерт вашей любимой группы. Она будет в городе несколько недель. «Когда ты хочешь пойти? — спрашивает он. — Билеты есть на сегодня, на завтра и на следующую неделю». Что бы вы выбрали?
Имея выбор, люди скорее предпочтут немного отсрочить удовольствие, чем получить его немедленно. Большинство из нас решили бы идти на концерт через неделю, а не сегодня. В рамках исследования, проводимого экономистом Университета Карнеги — Меллон Джорджем Левенштейном, студентов спрашивали, сколько они готовы заплатить за поцелуй любой на их выбор знаменитости. Вообразите пылкий поцелуй от Х (здесь вы можете представить кого угодно — хоть Анджелину Джоли или Брэда Питта, хоть Патрика Демпси или Уму Турман). Сделав столь сложный выбор, напишите, сколько вы готовы заплатить, чтобы получить поцелуй от этой персоны сейчас, через час, через три часа, завтра, через три дня, через год и через десять лет.
Левенштейн обнаружил, что люди заплатили бы в среднем больше за поцелуй знаменитости через год, чем за ту же радость немедленно. Безотлагательный поцелуй не оставил бы времени на предвкушение. Мы бы лишились трепета ожидания, удовольствия воображать, обдумывать, как и где произойдет вожделенное событие. А вот если оно состоится через неделю, человек может часто думать о нем — и каждый раз испытывать миг счастья. Студенты даже выразили готовность больше платить за поцелуй через год, чем через три часа. Однако десять лет ждать не захотел никто: а будет ли тогда объект желания столь же манящим? Самым предпочтительным временем ожидания стали три дня, отражающие баланс между удовольствием предвкушения и импульсивностью (к роли импульсивности мы вернемся в дальнейшем).
Тот факт, что люди предпочитают ждать приятное событие, чем переживать его немедленно, показывает, что мы получаем удовольствие от размышлений о том, что может произойти позже. Даже если в данный момент мы напряжены (к примеру, пришлось задержаться на работе в пятницу вечером), то почувствовать счастье можно от одной мысли о предстоящих выходных. На самом деле, когда просишь людей распределить дни недели в порядке предпочтения, пятница оказывается выше воскресенья, хотя пятница — рабочий день, а воскресенье — выходной. Разве людям больше нравится работать, чем развлекаться? Не совсем. Субботу, тоже выходной день, ставят выше и пятницы, и воскресенья.
Так почему же люди предпочитают пятницу воскресенью? Причина в том, что пятница несет надежду — надежду на предстоящий отдых и все дела (или безделье), которые вы запланировали. Воскресенье, хоть оно и выходной, радости ожидания не дает. Напротив, в воскресенье даже пикник или прогулка по городу омрачаются скорым наступлением целой рабочей недели. Любое наше эмоциональное состояние, хорошее или плохое, определяется сочетанием тех чувств, которые вызывает мир сейчас, и тех, которые порождаются нашими ожиданиями от будущего.

Цена страха
Оцените другую ситуацию: вы пришли к стоматологу на ежегодный осмотр. Проверяя ваши зубы, доктор, к сожалению, обнаруживает, что требуется лечение. После вас в очереди никого нет, поэтому врач может начать его прямо сейчас. Есть и другие варианты — записаться на вечер этого же дня или на следующую неделю. Как вы поступите? Когда речь идет о неприятном событии, большинство из нас предпочитают пережить его как можно скорее. Причина проста: мы хотим избежать страха, который испытываем, ожидая боли. Вместо того чтобы тревожиться и бояться, мы готовы пережить боль не откладывая и после этого забыть о проблеме.
На самом деле, когда участников исследования Левенштейна спросили, сколько они готовы заплатить, чтобы избежать удара током в 120 вольт, который может быть нанесен немедленно, через три часа, через сутки, через три дня, через год или 10 лет, ответы студентов показали, что они предпочитают, чтобы удар произошел через 10 лет. Другими словами, они были готовы заплатить почти вдвое больше за 10 лет отсрочки по сравнению с вариантом «избежать удара немедленно». В другом эксперименте, где участников действительно било током, некоторые из них так хотели избавиться от неприятного ожидания, что предпочли получить более сильный удар током незамедлительно, чем менее болезненный — позже.
Такое решение может показаться нелогичным. Приверженцы традиционной экономической теории уж точно высказали бы подобное мнение. Согласно классическим моделям принятия решений, люди — разумные личности, которые стремятся оптимизировать ожидаемую выгоду. Выгода — экономический термин, отсылающий к относительной желательности объекта и удовлетворению, которое можно от него получить. Удары током не являются ни желательными, ни удовлетворяющими. Представим, что на шкале от 1 (совсем не больно) до 100 (больно до смерти) разряд в 120 вольт находится в районе 40 и мы готовы отдать 100 долларов, чтобы его не ощущать. Тогда, в соответствии с экономической теорией, люди должны бы желать платить те же 100 долларов за избавление от такого же удара и сейчас, и через 10 лет, потому что болезненность его останется на том же уровне. Однако вы готовы заплатить, скажем, 100 долларов, чтобы удара не было сегодня, и 200 долларов, чтобы его не случилось через год (хотя в обоих случаях боль будет одинаковой). Можно ли это считать нарушением рационального поведения?
Классические теории принятия решений упускают из виду отрицательную стоимость страха (современные экономические теории в этом отношении тоже не идеальны). Если принять во внимание ожидание, то описанное выше поведение выглядит вполне рациональным. Да, ожидаемая боль от удара током в 120 вольт будет на уровне 40 хоть сейчас, хоть через 10 лет, и избавление от нее стоит около 100 долларов в обоих случаях. Однако необходимо взвесить мучения, которые может причинять ожидание удара в течение 10 лет. Избавление от десятилетней тревоги, наверное, стоит лишней сотни долларов. Именно поэтому абсолютно разумна готовность человека платить вдвое больше за предотвращение неблагоприятного события в будущем. Получить удар сейчас — значит не иметь времени на обдумывание возможных негативных последствий, не испытывать неприятных ощущений, которые возникают каждый раз, когда в голову приходит мысль о неизбежном ударе током.
Платить за спасение от неприятности в будущем больше, чем за то же самое сейчас, не просто целесообразно: глупо было бы этого не делать. Негативное воздействие ожидания нежелательного события на наше физическое и психическое здоровье может быть сильнее эффекта реального переживания такого события. Этот феномен был замечен в середине 1970-х годов у работников двух производственных предприятий в Соединенных Штатах Америки. Одно предприятие находилось в крупном городе, а второе — в селе с населением 3000 человек. На первом производили краски, на втором — оборудование для оптовиков и предприятий розничной торговли. И там и там работали механики, лаборанты, служащие транспортных цехов, рабочие конвейера и инструментальщики. В среднем люди трудились на этих предприятиях по двадцать лет. К сожалению, было принято решение закрыть оба предприятия, и все работники оказались на грани потери работы.
Несколько месяцев люди ходили на работу, зная, что очень скоро станут безработными. Ожидание потери рабочего места, где они проводили большую часть времени, было сильным стрессом. Тревога в значительной степени вызывалась неопределенностью в будущем. Получится ли справиться с безработицей? Удастся ли снова трудоустроиться?
Ученые, которые наблюдали рабочих до и после закрытия предприятий, обнаружили, что до закрытия служащие болели дольше, чем в течение такого же времени после увольнения. Тревога, порождаемая ожиданием потери работы, вредила и здоровью, и состоянию духа. Как ни странно, потеряв работу, люди становились здоровее. Ушла неизвестность, понизилась тревожность относительно того, как они будут жить без работы. Внимание сместилось с бесцельных переживаний о том, что может случиться, на поиски новой работы.

от

Generated by Feedzy